«Тоска по Венеции: часть моей родины (“Heimat”), антирациональный город – окаменевшая мечта.

Позже я пытался сам строить Венецию повсюду. Если бы можно было собрать все мои постройки в одном месте, то получилось бы что-то вроде Венеции – странно-разная, темно-яркая (dunkelbunt) Венеция. И еще: отец путешествует с сыном в Венецию, чтобы показать ему чудесный город, о котором он всегда ему рассказывал. Мальчик видит первый дорожный знак, на котором написано “Венеция”, и говорит: “Смотри, папа, мы в Венеции!” Но на самом деле он увидел предместья, промышленную зону Местре-Маргера. Это история-предостережение. Венеция может быть где угодно, если только художники и архитекторы возьмут на себя ответственность за промышленные здания, в которых также находятся люди и где, в конце концов, должно иметь место творчество. »

Ф. Хундертвассер