ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого и принимаемого во всем мире Даниэля Либескинда (Daniel Libeskind) не может не вызывать эмоций. Его темпераментные сооружения, провоцирующие как бурные дискуссии и споры, так и овации, становятся достопримечательностями везде, где они появляются. В числе его объектов – Еврейский музей в Берлине, новый корпус Королевского музея Онтарио в Торонто, Реконструкция Музея военной истории, Музей современного искусства в Милане, Имперский военный музей в Манчестере, а также другие мемориальные и музейные здания в Италии, Германии, Англии, Дании, Израиле, Канаде, США. Он стал автором ансамбля на площади Гранд-Канал-Сквер в Дублине, многочисленных высотных комплексов, штаб-квартиры Sony и Hyundai и, наконец, нашумевшего проекта строящегося на месте бывшего Всемирного торгового центра в Нью-Йорке комплекса. Либескинд – маэстро масштабных проектов. Его здания исключительно сценичны, они рассчитаны на участие и энергию многомиллионной публики. И вот в 2010 году он впервые проектирует и реализует небольшой по площади, укрытый от посторонних глаз частный загородный дом с интригующим названием «18.36.54». На первый взгляд особняк выглядят слишком низким и тесным для взрослого человека, слишком закрытым, слишком городским и динамичным для этого ландшафта. Но если всмотреться и прочувствовать пластику проекта, все эти иллюзии рассеиваются.

Подчеркнутая геометричность дома площадью 186 кв. м формируется благодаря соединению поверхностей под разными углами — всего 18 граней, 36 ребер и 54 вершины. Отсюда и название – «18.36.54» (и никаких свойственных стилю Либескинда тайн и головоломок!). Получившуюся конструкцию охарактеризовать практически невозможно, поскольку ее форма меняется в зависимости от ракурса. Это и подвергшийся деконструкции кристалл, и опрокинутая и разбитая на пересекающиеся объемные структуры пирамида, и птица, вспорхнувшая с наброска художника-кубиста и приземлившаяся на зеленый холм в Новой Англии.

покрытие, в течение суток меняющее цвет от глубокого коричневого до золотистого, отражает небо и окружающий пейзаж: роскошный зеленый луг, несколько древних дубов, почти до основания разрушенную каменную стену и уходящий за горизонт лес. Этому необычному для Либескинда проекту, несмотря на схожесть архитектурной морфологии с другими его работами, не свойственны ни глубокая экспрессия, ни надлом. Здесь нет трагедии и пафоса. Остроугольный, городской по духу дом становится частью пасторального пейзажа, а пейзаж – частью дома. Благодаря большим стеклянным плоскостям стен дом как будто раскрывается и впускает ландшафт в свой интерьер. Внутри дома мотив «открытости» поддерживается отсутствием стен. Зонирование между гостиной, кухней, столовой и спальней осуществляется за счет небольшого изменения высоты пола. Даже ванная отделена перегородкой из стекла!

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого

ластический язык противоречивого, временами шокирующего, но любимого